November 26th, 2011

борода

Ономастика суффиксов

Имя «Павел» не требует сокращений. Оно короткое само по себе — два слога. Не Дормидонт какой, и не Аполлинарий даже. Однако я понимаю, что полная форма имени отчего-то то кажется многим уместной только при официальном обращении, и лучше с отчеством. Лично я так не считаю, но проще вытерпеть, чем каждому объяснять, что лучшее обращение к Павлу — Павел. Потому что он, черт побери, Павел. Я не в восторге от своего имени, но объективно оно ничуть не хуже других.

А не в восторге я от него из за отвратительной практики большинства не использовать в общении полных форм. Даже по имени-отчеству и то «палсергеич» назовут — слитно, одним шипяще-припердывающим словом. Вы попробуйте, попробуйте вот это, свозьзубное «ПАЛссееергеееиииЧ» — после хлопающего «ПАЛ» в начале, потом идут сплошь свистяще-шипящие-рокочущие, как будто кто-то на жопу с разбегу плюхнулся и заскользил по мокрому полу к пеЧке, в которую и впеЧатался с отЧётливым «Ч». Как низко пал сергеич!

Ладно, обращение «Паш», «Паша» — понятно, экономный человек, лишнего звука ему жалко. У них еще и «о» в середине редуцируется: «Пш», «Пша». Пшел ты…

Пашка — фамильярно, слегка по-детски, но переносимо. «Пашка-какашка» — это всем Павлам с детства родное, ностальгическое. Привыкли. Тут бы в ответ совочком по башке и мордой в песочницу — раньше помогало, теперь вряд ли.

ПавлУха — совершенно запанибратское, обнявши за плечо одной рукой, в другой держа стакан, который совсем уже не первый. «Ну чё, Павлуха, накатим по-взрослому?». Залихватски, раскатисто так: «Паа-ав-луха!». «Эй-ухнем» такое — добродушное, но чуть свысока. Покровительственное отчасти: «Не сцы, Павлуха, лучше выпей. Прорвемся!» Один человек меня так и называл всего, но он-то как раз не прорвался и потому не чокаясь.

ПашОк — ну, это дворовое, с оттенком снисхождения. «ПашкИ» — они из ряда «вованов» и «колянов». Ранжирующее обращение — вроде как свой, хотя насколько равный — еще посмотрим. «Пашок, сгоняй за пивом! — Шестёрок своих гоняй, Вован!» — вздыбили шерсть, клацнули зубами, определили, кто тут альфа, а кто за пивом.

Павлуша, Павлушенька — это мамино. Такое только от самых близких стерпеть можно. Для них ты все равно маленький, даже если в тебе центнер весу и седая борода. Это не обидно, и только радуешься, что, несмотря на седую бороду, еще есть те, то может тебя так называть.

Пашенька — этим обращением, кажется, страдает только мой тесть, большой любитель суффиксов. У него все на -еньк, -ечк, и -очк. Он не со зла, и это, отчасти, успокаивает. В конце концов, это ведь не самый большой недостаток, который может быть у тестя?

Всё это можно пережить с разной степенью дискомфорта. Всё, кроме «Павлика». Назвавший меня «Павликом» навеки исключается из числа разумных существ, пригодных к дальнейшему общению. Откуда взялось это мерзкое икание в конце вполне приличного имени? Откуда такое стремление принизить собеседника, поставив его в ряд мячИКов, ежИКов и пупсИКов? Страдают этим обращением, как правило, женщины, которые читают, что у тебя перед ним есть какие-либо обязательства. Это чисто женское икание уменьшительным суффиксом — попытка сделать тебя меньше. Никогда не слышал его от лиц мужского пола. И ни разу не встречал своих тёзок, которых бы не передергивало от такого обращения. Имейте в виду: лучший способ испортить отношения с Павлом — назвать его Павликом.

Я давно смирился с тем, что мир вокруг несовершенен. Поэтому называйте меня как хотите (ну, кроме «павлика»). Но я все равно не понимаю, чем вам не нравится простое, совсем не длинное, достаточно благозвучное «Павел». Именно так меня назвали родители и именно так, русским по белому, написано у меня в паспорте.

А впрочем, зовите меня лучше Док. Меня многие так зовут. К этому слову трудно прицепить уменьшительный суффикс.

Оригинал этой записи на http://semiurg.ru/2011/11/26/onomastika-suffiksov/ Просьба при копировании материалов ссылаться именно на оригинал, а не на трансляцию в ЖЖ.